Интервью с участником конкурса «Рифмы Петербурга»

На конкурс «Рифмы Петербурга» получено более ста заявок от молодых поэтов. В данный момент эксперты приступают к оценке произведений и идет прием заявок на последнюю номинацию «Писательский объектив». Мы пообщались с одним из участников конкурса и узнали с какими трудностями сталкиваются молодые поэты.

Ты участвовал в одной номинации «Рифмы Петербурга»?

Да, в номинации «Читайте, думайте, мечтайте я – гражданин!».

Мы сегодня дали старт новому этапу «Писательский объектив». Собираешься ли ты в нем поучаствовать?

Да, собираюсь. Уже решил, какое стихотворение я хочу отправить. Надеюсь, пройду в
финал.

Если ты победишь и тебя попросят прочитать свои стихи со сцены, ты готов?

Я готов читать свои стихи хоть на квартирнике, хоть у метро. Мне без разницы. Единственное, смогу ли я согласовать этот со своим графиком – это момент для меня щепетильный. Но я, конечно, готов.

А был ли у тебя раньше опыт выступления со своими стихами или с чужими?

Да. Я не скажу, что очень много, но выступал. И в лофте «Этажи» бывал, и на мероприятиях организации «Идешь, идешь и хоп».  Также работал с Культурным клубом. Его руководитель Дима Шамонов мой хороший знакомый и приятель. Я выступал там в качестве чтеца со своими произведениями и был на поэтическом вечере, где читал его стихи. А еще мы ставили несколько спектаклей, где читали стихи Мандельштама и Шекспира.

Литература и поэзия в твоей жизни – это хобби или профессиональный интерес?

У меня к этому, конечно, профессиональный интерес. Но не в смысле какого-то карьерного развития. Я не вижу себя – на данный момент –предпринимателем, который продвигает свои стихи. Литературу безумно люблю и стихи пишу с большим удовольствием достаточно давно. И это для меня одна из самых важных частей моей жизни.

А по жизни чем ты занимаешься?

Сейчас я учусь в магистратуре СПбГУ на филологическом факультете, направление – русская литература. До этого я закончил библиотечно-информационный факультет в институте культуры. Что касается проектов, то какие-то свои вещи я публикую в социальных сетях. В институте я с друзьями создал проект «The newest vision», в котором мы хотим продвигать современную литературу из социальных сетей. И кроме того, заниматься культпросветом, рассказывая про литературу вообще.

Что легло в основу проекта, какая идея?

Изначально была идея, связанная с битниками. И вообще само название проистекает из фильма «Убей своих любимых». В нем Берроуз, Карр и Гинзберг с Керуаком, встретившись в Колумбийском университете, решили, что надо переворачивать литературу. И назвали свое
движение «The new vision», потому что были вдохновлены текстом, мистическим трактатом Йейтса «Видение».  А мы уже нагло переработали этот бренд, попытались продолжить традицию литературной революции. Мы строили концепт вокруг битников и написали достаточно больше количество постов о каждом из них. Потом стали продвигаться выше по культурной парадигме к хиппи, которые как явление были порождены битничеством, дальше – к битлам, музыке и этой культурной сфере.

А как сильно ты ощущаешь потребность в современной качественной литературе?

Скажем так, я считал достаточно много современной поэзии в разных пабликах. Я плохо помню сейчас имена и фамилии, но есть хорошие стихи, безусловно. Это, наверное, связано с количеством информации, а не с ее качеством.  Есть хорошие стихи, а есть огромное количество стихов отвратительных, просто ужасных, читать которые просто невозможно. В том числе поэтические вечера, на которых я бываю, меня часто расстраивают. Но есть Дима Шамонов, его стихи мне нравятся, я его стихи учил и выступал с ними.  Вот все, что публикует, например, журнал НЛО – в начале выпуска они публикуют ряд стихотворений – вот это все чушь. Читать невозможно, и по каким критериям они отбирают стихи, для меня загадка. Это пример плохой поэзии. А хорошая есть, ее нужно искать, но она распространяется в социальных сетях в первую очередь.

Ты видишь проблему в том, что хорошие произведения не тиражируются и не стоят на полках в магазине? Или это
нормальная тенденция для современного мира?

Интернет и социальные сети – это вообще замечательный механизм самопродвижения. Но, безусловно, все хорошие авторы должны быть опубликованы и должны стоять на книжных полках. Другое дело, что с ними мало издательств работают по-настоящему, а не ради фикции и рекламы. А учреждают какие-то премии или что-то еще. Это большой нюанс: соотношение низов поэтических и верхов издательских. Достаточно трудно пробиться наверх, но интернет дает для этого большой потенциал и возможности. Вспомнить хотя бы Веру Полозкову, которая из ноунейма, который публиковался исключительно в социальных сетях, превратилась в человека с аудиторией, возможностями публиковаться в крупных издательствах. И сейчас она находится на передовой современной поэзии. Механизм уже отработанный.